Слайд с ежегодной конференции учителей-словесников «Педагогика текста».

Эту статью я написала для журнала о детской литературы «Переплёт» четыре года назад, и она по-прежнему актуальна.

В этом номере «Переплёта» мы впервые затрагиваем очень больную для нашей страны тему: изучение литературы в школе. Тем самым, скорее всего, приоткрываем ящик Пандоры.  Ещё недавно само робкое шевеление в мозгу вопроса: «А надо ли?» по отношению к классикам казалось преступлением против культуры. Прийти к единому мнению по этому вопросу, наверное, не представляется возможным. Поэтому мы просто начинаем дискуссию, приглашая читателя к размышлению, пробуем понять, следует ли кого-то «сбросить с парохода современности», а кого-то, наоборот, взять на борт.  О месте классики в школьной программе рассуждают два педагога разных поколений из ЧОУ «Школа Шостаковичей».

Ирина Николаевна Ужнина, учитель русского языка и литературы, педагогический стаж 39 лет.

Вопрос – нужна ли классика в школе – только на первый взгляд кажется очень простым. Можно ответить однозначно: «Да, конечно, классическая литература в школе необходима». Но когда начинаешь аргументировать это положение, на ум приходят только банальности,  и слова тех же классиков, например Горького: «Всем хорошим во мне я обязан книгам». И это долгое время действительно было правильно. Да, классическая литература учить размышлять, задумываться о смысле жизни, ставить перед собой благородные цели, учит состраданию, учит сопоставлять прошлое с современностью и т.д.  Убрать изучение классики – абсурдно, это всё равно, что разорвать пуповину, которая связывает нас с прошлым. Но воспитать личность в прямом смысле слова литература не может, если бы всё было так просто: прочитал произведение и стал высоконравственным человеком. Это невозможно.

Вспоминая свою долгую работу в школе я понимаю, что программа практически не изменилась, тогда как общество изменилось очень сильно. В перестроечные годы из программы ушли разные идеологические произведения, нам открыли поэзию Серебряного века, «потаённую» литературу, и в те годы среди учащихся старших классов был огромный интерес к литературе, это было какое-то счастье для учителя. Учителя старались связать то, что появилось, связать с классикой 19 века, увидеть в этих книгах продолжение традиций. Сейчас, работая в средней школе, я ловлю себя на  мысли, что там нужно преподавать не классиков, а детскую литературу. Я не понимаю, откуда в программе 6 класса глубоко пессимистическое, философское последнее стихотворение Державина: «Река времён в своём стремленьи уносит все дела людей». На мой взгляд литература в средней школе должна соответствовать возрасту, но этих книг, даже того же «Чучела» Железникова в программе нет, и детскую литературу можно затрагивать только как внеклассное чтение. Я бы начинала знакомство с Ломоносовым, с Державиным, да и вообще с этим корпусом текстов не ранее 9 класса. Абсолютно мимо ребят проходит в средней школе «Ревизор» Гоголя, от них это очень далеко. Тридцать лет назад оно воспринималось лучше, дети понимали, о чем идёт речь, а сейчас, хотя все те же проблемы у нас сохранились, дети очень далеки от образов чиновников, и, может быть, это и к лучшему. Проблемы взяточничества и чинопочитания не волнуют ребёнка в седьмом, в восьмом классах. Старшеклассник уже начинает видеть реалии общественной жизни, ему проще понять Гоголя. Некрасов, Салтыков-Щедрин – это те авторы, которые ничего не скажут современному ребёнку, несмотря на то, что я очень ценю Некрасова, как мастера слова.  Социальная тематика вообще детям не близка. Позволю себе сказать, что упомянутых авторов можно было бы перенести в курс российской истории, как дополнительную литературу о крепостном праве. Кроме того, у Пушкина уже всё есть на эту тему, и этого вполне достаточно.

Екатерина Петровна Касьянова, учитель русского языка и литературы ЧОУ «Школа Шостаковичей», педагогический стаж  8 лет.

Проснулась в четыре утра – кто-то выбил стекло и залез в магазин напротив. Пока фотографировали убегавших с табуреткой придурков, звонили в полицию, ловили перепуганную кошку – уже половина пятого. Засыпаю в отвратительнейшем настроении, в мыслях о том, что все меньше радости и смысла в моей работе, кругом – тщета и так далее. Вспоминаю вопрос о классике в школе. 
Обычная школьная программа по литературе из классики целиком и состоит. Текст в сокращённом или полном изложении плюс игры в её анализ. «Охарактеризуйте главного героя». «Как вы понимаете финал данного произведения». Да, систематизация, да, попытка направить в понятное русло разговоры о прочитанном, но – мертвечина и уныние. Потому что пятикласснику образца 2019 года непонятна половина слов у Гоголя и совершенно не близки переживания героя «Васюткина озера». Читателя и текст разделяет значительная временная и мировоззренческая дистанция, преодолеть её под силу не каждому. При этом есть множество более понятных и близких произведений современной литературы, могу привести в пример такие книги, как  «Голова профессора Доуэля» Беляева, «Дневник Анны Франк», «Беда» Шмидта, «Мохнатый ребёнок» Марины Аромштам, «Понедельник начинается в субботу» Стругацких, «Девочка с Земли» Булычёва. С их помощью можно подготовить (а можно и не подготовить, конечно) человека к чтению классики. Я отдаю значительную часть уроков в 7 классе внеклассному чтению с тем, чтобы классики не замучивались неумелыми попытками интерпретации, не забалтывались готовыми ответами, чтобы не было формальных, бессмысленных выпускных сочинений «Мне понравилось, потому что это интересно, это важная тема, которая будет актуальна всегда». В прошлом году я прочла их штук триста, воспоминания свежи и безрадостны. 
Совсем отказываться от классики в школе, разумеется, не стоит. Опыт знакомства со сложными мыслительными и синтаксическими конструкциями – незаменим. Если хоть один человек в классе перерос жанровую литературу, и массовая тоже начинает казаться ему слишком предсказуемой – классика будет прочитана всерьёз.

P.S.

Сейчас учитель обязан обеспечить школьникам «дифференцированное обучение и индивидуальный подход». Есть понимание того, что некоторым детям совершенно не пригодятся в жизни алгебра и тригонометрия, это очевидно. Но как же трудно признать, что некоторым детям не нужна классическая литература. Русская культура по своей сути литературоцентрична, и всякая попытка сказать, что нравственность может быть отделена от литературы, воспринимается обществом очень болезненно. С другой стороны, совсем не изучать классику невозможно, ведь именно литература формирует единое поле культуры, менталитет жителей страны, в который входит способность задавать «проклятые вопросы». Но при этом современная детская литература, которая поднимает те же вопросы, также учит состраданию, даёт примеры и образцы поведения на понятном и близком современному ребёнку уровне, по-прежнему остаётся за рамками школьной программы.

Информация к размышлению
  • В финских школах нет предмета «литература». Тем не менее финны считаются очень читающей нацией. По статистике финн старше 25 лет посещает библиотеку в среднем 13 раз в год.
  • В немецких школах дети не учат стихи наизусть, это считается покушением на свободу личности.
  • В Великобритании в средней школе дети изучают 6-7 текстов в течение учебного года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *